на главную

13 декабря 2018 г.

на главную


Все публикации за предыдущий месяц Декабрь 2018
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            



Искать


Имя:

 
 

E-mail:

 

Вопрос адресован:

 
 

Текст вопроса:

 

07.02.2018

Алексей Мордашов, Председатель Совета директоров компании «Северсталь»

На площадке ежегодной международной конференции «Международное экономическое сотрудничество в новых реалиях» в рамках Недели российского бизнеса РСПП мы традиционно делимся своими ожиданиями  и опасениями относительно внешнеэкономических отношений, обсуждаем основные тренды развития и угрозы. В этом году мы решили взглянуть на картину происходящих изменений не только с точки зрения текущих бизнес-вызовов и возможностей для экономического сотрудничества, но и той институциональной, регуляторной и социокультурной среды, которая во многом детерминирует степень успешности наших экономических инициатив.
Очевидно, что мир вошел в состояние фазового перехода от одного технологического уклада к другому. И четвертая промышленная революция, предполагающая кардинальные изменения в технологиях, значимо повышающие эффективность производственных процессов и производительность труда, приведет к переосмыслению и редизайну очень многих процессов – не только в бизнесе, но и в обществе, в государстве и международных институтах.
Мы видим, что трансформации уже начались, причем сразу на нескольких уровнях. Меняются технологии и ресурсная база экономического развития, баланс производственных сил, культурно-цивилизационный ландшафт. При этом современный мир и современная экономика характеризуются беспрецедентным уровнем глобализации, мобильности людей и капиталов, возможностей для взаимовыгодного  сотрудничества в различных сферах и областях. Для нас сегодня очевидна революция в коммуникациях, создавшая единое глобальное информационное пространство, основанное на совершенно новых принципах управления и распространения информации. Цифровая трансформация экономики является предметом особого внимания не только фантастов-футурологов и IT-бизнеса, но и предпринимателей из всех без исключения индустрий и политиков во всем мире. Начавшаяся революция в энергетике (возобновляемые источники энергии, добыча сланцевой нефти и газа, нарождающийся бум электромобилей  и т. п.) является серьезным вызовом  для стран, зависимых от экспорта энергоносителей, но, с другой стороны, создает много новых возможностей для остальных. Прорывное развитие биотехнологий и новых технологий здравоохранения обещает новое качество жизни уже на горизонте жизни активных поколений. С одной стороны, это дает нам все более широкие возможности для роста мировой экономики, улучшения качества жизни человека и общества, но одновременно порождает и новые риски.
Современный мир очень быстро развивается и постоянно находится в ситуации сложного выбора. Цена ошибки становится все выше, потому что времени на их исправление в классическом понимании становится все меньше – однажды «свернув не туда», и приняв неправильное управленческое решение, можно навсегда остаться в позиции догоняющего, практически без шансов вернуть себе лидерские позиции. Ведь даже имея доступ к новым технологиям (что отнюдь не гарантировано в силу ряда причин), вы можете оказаться в условиях  дефицита талантов для внедрения этих технологий. Кроме того, нам зачастую элементарно не хватает гибкости и динамики для осуществления необходимых перемен. В этих условиях особенно высока вероятность роста соперничества между ключевыми игроками как в бизнесе, так и на политической сцене. Естественным образом обостряется ряд глобальных проблем - как ресурсных, так и ценностных.
Вместе с тем, новые уровни глобализации делают цену конфликтов неприемлемо высокой, что это дает возможность сдерживать негативные тенденции, направленные на повышение конфликтности международных отношений. Фактор глобализации пока успешно смягчает нарастающие политические противоречия. Но даже в самом процессе глобализации наметились серьезные дисбалансы. Тут можно вспомнить и Brexit, и отсутствие динамики по трансатлантическому и тихоокеанскому партнерствам, ряд острых региональных конфликтов, в которые вовлечены крупные игроки. Наложение новых вызовов  на существующие политические противоречия и социальное расслоение может породить серьезную разбалансировку системы международных отношений, увеличить риски открытых конфликтов между сложившимися силовыми центрами.
В этих условиях особо возрастает роль региональных интеграционных институтов и проектов, международных институтов универсального характера. К сожалению, и это очевидно - в современных условиях проекты экономической интеграции также имеют тенденцию к политизации — на них накладываются политические противоречия крупных стран. Это затрудняет сотрудничество между странами и интеграционными объединениями, снижает их инклюзивность и открытость. Бизнес уже несколько лет вынужден существовать в условиях санкционной политики, при этом теряя в потенциале и темпах развития. Причем это обоюдоострый меч – действуя в этой парадигме, ни один из участников международных экономических процессов не может надеяться на устойчивые и долгосрочные преимущества. В целом делегимитизирует существующие соглашения и правила мировой торговли.
Надо отметить, что в целом, институциональная система глобального и регионального политического управления отстает от достижений экономической глобализации. В экономике это проявляется в росте протекционизма, политизации первоначально экономических проблем, снижению темпов роста международной торговли.  И хотя мы понимаем диалектический характер этих процессов, худшее что может сейчас случиться - это «откат» назад, снижение уровня взаимозависимости экономик, инкапсуляция систем. И очевидно, что это будет только провоцировать условия для новых политических конфликтов между ведущими центрами силы.
В этой связи бизнес готов еще раз возвысить свои слова в поддержку интеграционных инициатив как на пространстве Евразии -  Евразийскую экономическую интеграцию, развитие ШОС, китайский «Один пояс-один путь», так и сопряжение этих проектов с  ЕС в рамках известной инициативы «От Лиссабона до Владивостока». Мы уверены, что сейчас особенно важно сфокусироваться на создании благоприятных международных условий для устойчивого и динамичного развития России в глобальном ландшафте, обеспечив необходимый уровень включенности в интеграционные объединения.
Эффективный поиск новых решений, преодоление отставания, ответы на стратегические вызовы в условиях закрытости от внешнего глобализирующегося мира, очевидно, невозможны. Несмотря на существующие страхи в отношении активных интеграционных процессов, муссирование темы рисков глобализации для национальных рынков труда и угроз для национальных экономик, возникающих из-за развития мировой торговли, современные исследования однозначно показывают, что технологии и инновации влияют на рынок труда гораздо сильнее, чем фактор либерализации торговли. Сокращение примерно 80% рабочих мест в современных экономиках происходит из-за внедрения новых технологий и схем организации труда, а не из-за неуспешной конкуренции с импортными товарами и услугами. Риски вытеснения с рынков возникают для тех, кто упорно держится за старые, неэффективные технологии и бизнес-процессы. И напротив, чтобы привлекать эти новые технологии и создавать инновации, нужен адекватный современным требованиям уровень открытости и включенности, позволяющий  предприятиям эффективно встраиваться в международные цепочки создания стоимости, обеспечивающие беспрепятственное движение через границы не только товаров и услуг, но и ноу-хау, технологий и квалифицированных кадров. А это в современном мире возможно только через углубление интеграционных процессов, последовательное снижение барьеров в двусторонних связях: громоздких таможенных процедурах, инфраструктурных ограничениях и так далее.
Еще один очень важный вопрос, на который уже много лет обращают внимание ученые экономисты и деловые круги — это важность учёта социокультурных факторов и их влияния на конкурентоспособность компаний и национальных экономик. Это тема сейчас приобрела еще одно измерение – насколько велика способность наших обществ и человечества в целом адаптироваться к идущим изменениям?  Что надо делать, чтобы найти правильный баланс между скоростью идущих  изменений и нашей готовностью принимать эти новации? Для бизнеса ответ на этот вопрос это, в первую очередь, способность создавать правильную корпоративную культуру и востребованные временем продукты, для общества же - это скорее поиск смысла развития и внутренней гармонии.
Мир становится все более сложным: бизнес-процессы и бизнес-системы  глобальных компаний уже в разы превосходят в своей сложности управленческие модели крупных государств, называвшихся сто лет назад великими державами. Скорость изменений, количество связей и взаимозависимостей, сложность систем драматически увеличиваются. Для того чтобы быть конкурентоспособным в современном мире надо  успевать меняться, но, вместе с тем, надо держаться своих корней, чтобы не потеряться в водовороте постоянных трансформаций. При этом мы понимаем, что объективная реальность такова, что лучше быть субъектом этих реформ, чем их объектом. Лучше понимать свои долгосрочные интересы и иметь внутренний консенсус относительно целей промодернизационного трансфера, чем ждать, пока внешние по отношению к нам силы договорятся о новых правилах игры. С учетом того, насколько глубоки будут ожидаемые сдвиги в  бизнес-моделях, социальных и регуляторных институтах,  вопросы правильного управления этими изменениями, согласования их с существующим социокультурным профилем общества, необходимость корректировки самого этого профиля становятся очень важной управленческой задачей, которую предстоит научиться эффективно  решать на уровне предприятий, стран, человечества в целом. Причем с учетом большой инертности наших культурных установок, этот процесс надо начинать уже сегодня, а, может быть, надо было начать еще вчера.  Для развития ценностей, ориентированных на инновации, необходимо повышать институциональное  доверие, наращивать социальный капитал, бороться со страхом перед неопределенностью.  Меры по развитию этих ценностей должны быть комплексными, внутренне скоординированными  и  согласованными по времени.
Последнее не чем хотелось бы остановиться - это проблема, которая заключаемся в том, что несмотря на фактическое наступление цифровой эпохи, трансграничная деятельность государств и других субъектов в сфере использования цифровых технологий в весьма слабой степени регулируется  международно-правовыми нормами. Мы отдаем себе отчет в том, что ключевым драйвером развития технологий и стандартов ИТ-отрасли служит частная коммерческая инициатива, создание принципиально новых сервисов, а также оптимизация существующих бизнес-про­цессов. Именно отсутствие административных барьеров отчасти стало тем фактором, который позволил обеспечить взрывные темпы роста этой индустрии.  Однако, в такой парадигме обеспечение безопасности и справедливости всегда было и будет подчиненной задачей, которая будет решаться не на стадии дизайна новых систем, стандартов и продуктов, а как правило «на ходу», уже после их выхода на рынок. Продолжается активная международная дискуссия о феномене трансграничной электронной торговли и правилах, которые должны регулировать возникающие товарные потоки. При этом беспокоит то, что у нас нет понимания относительно регулирования ответственности в сфере киберфизических систем критически важных объектов, совершенно не закрыта тема регулирования  использования цифрового пространства в военно-политических целях. Отсутствуют механизмы и нормы, которые бы эффективно определяли и разгра­ничивали правомерные и неправомерные действия, а также устанавливали ответ­ственность сторон за совершение неправомерных действий. Буквальное применение существующих норм затруднительно в силу специфики области, а эффективная адаптация подобных норм с учетом технических нюансов отрасли пока еще не выработана. Противодействие международным угрозам и управление ИТ-безопасностью остается преимущественно на уровне отдельных государств или отраслей. В то же время, международный характер информационных коммуникаций делают невозможным обеспечение безопасности в сфере использования цифровых технологий в масштабах отдельно взятого государства или экономики исключительно собственными силами. Полагаю, нам нужен ответственный и конструктивный диалог в этой сфере, направленный на выработку норм международного права в области регулирования этой сферы. 
 


© 2003-2006. Комитет.

Разработка сайта: Creagen

Rambler's Top100